sand_counter (sand_counter) wrote,
sand_counter
sand_counter

Двадцать девять и гантель

Сегодня у меня был довольно необычный досуг - я участвовала в качестве добровольного испытуемого в исследовании одной из лабораторий Института мозга человека.

Исследование касается долговременной памяти и поиска оптимального режима работы мозга для эффективного закрепления и сохранения воспоминаний.
Если вкратце и схематично:

Работа мозга заключается в том, что в нём генерируются и передаются (по цепочкам и сетям нейронов) электрические сигналы, кодирующие разную информацию. Клетки посредством своих сигналов могут в той или иной степени активировать, либо, наоборот, затормаживать активность других клеток. Сигналы эти могут передаваться с различной частотой и степенью синхронизации между отдельными клетками. Когда мы смотрим на сеть, состоящую из большого количества клеток, целиком, мы можем видеть, как паттерны электрической активности отдельных связанных между собой клеток объединяются в некую общую "мета"-структуру активности всей сети. Эту самую суммарную активность сетей можно зарегистрировать с помощью электроэнцефалографа. На основании данных энцефалограмм выделяют некоторое число характерных режимов, или ритмов, работы мозга. Их классифицируют, прежде всего, по частоте электрических колебаний, а также по ряду других параметров. Известно, что разные ритмы характерны для различных состояний - покоя, умственной работы, сна, медитации, вдохновения, тревоги, депрессии, и т.д. Также есть ритмы, которые особенно характерны для той или иной части мозга.
В лаборатории, где я сегодня была, проверяют гипотезу о влиянии на запоминание двух ритмов работы мозга. Первый - высокочастотный - включается в норме при активном бодрствовании, активизируется во время восприятия чего-то нового и неожиданного, решения умственных задач, требующих внимания, и в ситуациях эмоционального возбуждения. То есть, в тех случаях, когда вы сталкиваетесь с чем-то, что вам нужно быстро проанализировать и решить, как к этому относиться, чем оно вам грозит и как вам дальше действовать. Логично, что внимание и память в таких случаях также должны очень хорошо работать, чтобы отметить все особенности текущей ситуации и запомнить их на случай, если вы вновь в неё попадёте. Другой ритм - низкочастотный - соответствует глубокой релаксации и чаще всего проявляется в состоянии полудрёмы или в фазе быстрого сна, но иногда может быть также характерен для человека в процессе творчества. Фокус в том, что этот ритм преимущественно возникает в части мозга, ответственной за закрепление долговременной памяти. На этом основании, в частности, строится предположение о том, что память лучше всего структурируется и закрепляется во сне. Также этот вид ритма более выражен у детей дошкольного возраста, нежели у взрослых.

Эксперимент, в котором я участвовала, строится следующим образом. Сначала проводится короткая запись энцефалограммы в спокойном состоянии с открытыми глазами для того, чтобы сориентироваться в индивидуальных особенностях работы мозга испытуемого. Обычно в этом случае на энцефалограмме регистрируется умеренная активность мозга - то есть, мозг бодрствует и готов к восприятию, но при этом не перевозбуждён. Затем испытуемому в течение пары минут показывают слайд-шоу из 30 фотографий, на которых запечатлены различные предметы. Задача испытуемого - запомнить как можно больше картинок. Далее экспериментатор спрашивает испытуемого, какие предметы тот запомнил, фиксирует это, и процедура с картинками повторяется тем же образом ещё два раза. Дальше происходит самое интересное: с помощью специального метода у испытуемого добиваются усиления либо высокочастотного, либо низкочастотного ритма работы мозга; это занимает 20 минут. В конце опыта испытуемого просят ещё раз назвать все картинки, которые он помнит. Затем память на эти картинки проверяется у испытуемого ещё два раза - на следующий день и через неделю после эксперимента.
"Специальный метод" носит название "биоуправление потенциалами мозга с помощью энцефалографии с обратной связью". Заключается он в том, что энцефалограф в реальном времени выводит тебе информацию о текущем режиме работы твоего мозга, а ты с помощью этой обратной связи можешь сам себе корректировать этот самый режим. Понятно, что если бы информация выводилась в том виде, в котором её анализируют специалисты, средний простой смертный просто ничего бы не понял. Поэтому вывод имеет вид некоего простого и интуитивно понятного условного сигнала. В нашем случае это был цветной столбик, высота которого менялась в зависимости от того, насколько выражен был в данный момент один интересующий нас ритм мозга. Если задача испытуемого - усилить этот ритм (то есть, "вырастить" стобик на экране), испытуемый наблюдает, при каком его состоянии столбик вырастает, и старается зафиксировать это состояние.

Сотрудница лаборатории Марина, проводившая эксперимент, изначально собиралась дать мне тренинг на усиление высокочастотного ритма. Но, посмотрев на исходную ЭЭГ, передумала.
- Знаете, у Вас довольно высокочастотная энцефалограмма.
Я, в целом, знала, о чём идёт речь, но точности ради поинтересовалась, что это означает.
- У Вас высокая активность мозга. Это значит, что Вы, возможно, возбудимый человек... или тревожный.
Я под нос пробормотала "Похоже на меня". Действительно, сегодня (и вообще в последнее время) я чувствовала себя немного Страшилой из сказки, у которого в голове шевелится клубок иголок и булавок.) К тому же, в лабораторию я опоздала на 20 минут после оговорённого времени, и этот факт меня тоже совсем не радовал.
- ...Так что, пожалуй, бета-тренинг Вам всё-таки не подойдёт. Лучше сделаем расслабляющий...
Во время первого показа картинок я запомнила и смогла затем назвать от силы половину. Там были обычные и вполне повседневные предметы, но некоторые из них - например, зажигалку, очки или сумку - я не использую в своей жизни, поэтому в голове у меня они задерживаются очень слабо: сходу мне было просто банально не найти, с чем их ассоциировать. На втором круге я уже автоматически отмечала предметы, которые хорошо запомнила в первый раз, и старалась больше сконцентрироваться на тех, которые запоминались плохо, стараясь подобрать к ним ассоциации либо с другими, запоминающимися, картинками, либо хотя бы с чем-то из моего личного опыта. Здесь уже в ход пошли незатейливые мнемонические приёмы: я проговаривала названия предметов подряд, если не знала, с чем их связать, и механически запоминала эти цепочки из образов; я связывала их с другими предметами с картинок по категориям и отношениям ("комп"-"коробка (от компа)" - "мышка от компа" - "телефон (можно подключить к компу)" - "фотоаппарат (аналогично)"); я связывала одни предметы с другими по более абстрактным признакам ("зажигалка прямоугольная и телефон прямоугольный; почему бы не быть зажигалке в виде телефона?"); я связывала несвойственные мне предметы с другими людьми ("очки; такой-то мой знакомый носит очки"); наконец, я в лучших традициях древних и не очень мнемотехников располагала эти предметы в чужих комнатах, где могла видеть нечто подобное. При последующей проверке я стала загибать пальцы и мне удалось назвать 23 элемента, и ещё семь остались в тени. При последнем, третьем, показе я постаралась набрать ещё больше всяческих связей - для того, чтобы они стали избыточными и к одному элементу могло привести сразу много различных путей. На третьей проверке я застряла на цифре "29".
- Ещё чего-то одного не хватает... - я растерянно шевелила "тридцатым" пальцем. Ничего не приходило в голову.
- Вы насчитали двадцать девять, да? - с усмешкой и не без иронии спросила Марина, но через несколько секунд, сверившись со своим списком, уже другим тоном заметила, : - Хм, и правда двадцать девять...
- Не могу вспомнить, - честно сдалась я.
- Ну, двадцать девять - это очень неплохой результат, - оптимистично подытожила Марина.
- Интересно, что же я не вспомнила? - усмехнулась я.
- Это всеееем интересно, - радостно сообщила экспериментатор. - Но, к сожалению, я не могу Вам сейчас этого сказать, чтобы не нарушать ход эксперимента.
Меня вместе с креслом и пучком проводов передвинули за другой монитор, на который выводилась обратная связь с энцефалографа. Энцефалограф был переведён в режим регистрации низкочастотного ритма. На экране появился тот самый столбик, который мне нужно было "выращивать". Столбик отчаянно скакал то вверх, то вниз, и медитировать на него поначалу было очень сложно (тем более, что мысли о загадочной картинке, которую я не вспомнила, меня не покидали)). Потом мне удалось заметить, что столбик подскакивает вверх во время концентрации на замедленном дыхании или его остановке... О'кей - йога так йога. :) А вот дальше я поймала очень странное, но совершенно физическое ощущение. Я бы описала его как чувство "шевелящихся извилин" под висками. И вот во время него столбик некоторое время стойко держался в максимуме. Но мы ведь знаем, что извилины не шевелятся... Поэтому я решила пока объяснить для себя это явление чем-то, связанным с тонусом лицевой и/или глазной мускулатуры - других идей у меня пока нет. Я могла бы описать это ещё другим образом: чувство, будто череп между висками и лбом у меня залит бетоном - тяжёлым, твёрдым и прохладным. Как только мне удавалось вернуть это ощущение "бетона" в моей голове, столбик на экране реагировал радостным ростом. Не могу сказать, чтобы к концу двадцатиминутной сессии я начала засыпать, но точно стала чувствовать себя намного спокойнее и увереннее; "клубок иголок" в голове застыл где-то в низкочастотном бетоне и перестал колоть.
- Вот и всё, - сообщила Марина, выключая программу. - А теперь я ещё раз попрошу Вас назвать картинки, которые Вы помните, а я их запишу.
На этот раз вспоминание картинок пошло на удивление легко и быстро по сравнению даже с предыдущим разом. Теперь я называла их уже большими пачками. Но счёт снова остановился перед тридцатым элементом.
- Ну воооот, опять осталось что-то одноооо... - одновременно раздосадованно и довольно протянула я. Одно осталось, но двадцать девять-то названы!
- Снова двадцать девять? - подняла брови Марина. - Сейчас проверим... - она несколько секунд считала. - И правда. Не помните, да?..
- Интересно, это то же самое, что было в прошлый раз?.. - рассуждала я.
- Ну ладно. Я, пожалуй, начну отключать электроды, а Вы, если вдруг вспомните, говорите! - и Марина переместилась распутывать пучок проводов.
Я представила себе, будто внутри черепа у меня пустое светлое пространство, по которому летает любопытная муха... Примерно через минуту в этом пространстве вспыхнула картинка.
- А, гантель! - облегчённо выпалила я.
Марина перепрыгнула от энцефалографа к списку, внесла в него "гантель" и бросила ручку на стол.
- Вы - мой абсолютный победитель: тридцать из тридцати ещё никто не называл! Наверное, не зря Вы занимаетесь изучением памяти, - смеялась она, продолжив сматывать проводки.
- Скорее, "неспроста", - хихикнула я. Мой внутренний Шерлок в это время лихо отплясывал в чертогах разума и был неимоверно доволен собой: сегодня он сорвал джекпот. :)

...При съёмке ЭЭГ на лбу ещё на некоторое время остаются следы от электродов в виде двух кружочков. Они напоминают корешки от отпиленных рогов. :) С ЭЭГ я уже имела дело, поэтому картина была знакомая. Я замазала их карандашом: ходить по городу с расцарапанным лицом я готова, а вот со следами от "рожек"... пожалуй, нет.)
- Как Ваше самочувствие? - поинтересовалась Марина по пути к выходу (в институте и клинике запутанные коридоры, и сама я бы оттуда не выбралась).
- Лучше, чем до! - призналась я. - Я не только поучаствовала в исследовании, но и успокоилась!
- И ещё Вы сейчас повысили мне самооценку: в основном я занимаюсь работой с вызванными потенциалами, но кроме этого ещё разрабатываю протоколы терапии по компенсации различных состояний...

По пути домой я поборола в себе искушение взять и ещё раз повторить (а то и вовсе набросать на бумаге) список картинок из эксперимента. Дабы не нарушать чистоту последнего, мне надлежит сделать это не раньше чем завтра, после получения запроса. Поэтому до завтра у меня сохраняется интрига относительно того, повлиял ли на Шерлока тета-тренинг в ту или иную сторону, и что он сможет выдать через сутки после своего триумфа.

...А просто мне, в свою очередь, нужно постараться не забыть всё, что я запланировала на остаток недели, дабы не подвести свои планы и разных хороших людей. Может быть, это не такая интригующая задачка, как тесты с бессмысленными списками, но это, определённо, имеет гораздо большую практическую значимость.) И ещё нужно узбагоиться. Обязательно узбагоиться и не тратить волны зря. :)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments